Главная » Статьи » Фанфики

Sailor Moon
Кунсайт спешился и пошел к своей королеве, с каждым шагом все отчетливее ощущая, как бремя власти ощутимо давит на них обоих. Он шел, Берил молча ждала – мужчина и женщина в золоте и багрянце ранней осени.

- Моя королева.

Она держалась невозмутимо и спокойно, обнаженные плечи мрамором застыли под ножами молодого жестокого ветра. Непоколебимая величественная властность.

Но он слишком хорошо знал ее, и именно ее изумительное самообладание обнажило его взору, что Берил на грани истерики. Чистая незамутненная паника взглянула на него из ее потускневших светло-карих глаз.

- Что случилось?

- Эндимион, - не отводя взгляда тихо ответила она. – Эндимион сбежал на Луну.

Она еще не договорила фразу, а Кунсайт уже, как наяву видел лезвие колоссальной секиры, нависшее над Землей.

Все было ясно, как никогда. Берил, ты разболтала наши планы этому двуличному выкормышу Серены. Это ничего не значит, просто всем нам теперь конец.

Но, нет, даже сейчас он не позволил бы себе ударить женщину…

- Ты должен немедленно подготовить войска, - не отпуская его взора, продолжила Берил и, не давая ему шанса ответить: - Я помню про Серебряный кристалл. Я сама берусь обеспечить… - резкий голос ее чуть дрогнул, - обеспечить полную поддержку Металлии.

- Это самоубийство, - тихо произнес он.

- Ты предпочитаешь умереть в битве или бараном на жертвенном алтаре? - с той же пугающей отстраненной уверенностью спросила Берил. Кунсайт опустил глаза не в силах спорить с правотой женщины. Их единственный крошечный шанс – атака. Пока люди Луны еще не знают о том, что Земле есть, с чем прийти под стены их лазурных мечетей. Главное - опередить принца.

- Как много он знает?

- Вполне достаточно.

И Кунсайту вдруг подумалось, что он не имеет права в чем-либо обвинять эту дважды преданную мужчинами гордую сильную женщину. На обнаженных плечах ее отчетливо можно было разглядеть маленькие наросты. Практически не расставаясь с даром Металлии, увенчавшим скипетр ее власти, из них всех Берил платила самую высокую цену за сделку с демоном.

- Сколько у нас времени?

- Полагаю, около полутора суток.

- Так много? - скептически искривился тонкий рот.

Королева нервно облизнула губы.

- После того, как Эндимион присягнул мне, отношение к нему на Луне заметно ухудшилось. Явившись без приглашения, он будет едва ли не вне закона. Он осторожен и, даже обладая такой ценной информацией, не рискнет открыто явиться во дворец. А послезавтра устраивается маскарад в честь пятнадцатилетия принцессы…

Дальше она могла не продолжать.

- Обещаю, что сделаю все, что смогу, Берил.

Она только кивнула.

Щенок ветра кусал ее голые локти.

* * *

Они выслушали его молча, только темно-синие глаза Джедайта все угрожающе расширялись, как будто он в любой момент мог упасть в обморок.

- Это безумие, Кунсайт. Мы не успеем. Это физически невозможно. У нас нет защиты от Серебряного кристалла. У нас нет даже достаточного количества информации об этом легендарном оружии Луны. Армию так быстро не подготовишь! У нас не хватит силы перенести всю эту толпу на Луну!!! А как же стратегические планы? - он всплеснул руками, затем с силой сжал виски ладонями. - Это невозможно!

- Я знаю, - просто сказал Кунсайт. - Так вот, наша задача - сделать это возможным.

- Безумие, - снова прошипел Джедайт.

Опасно протрезвевший прямо на глазах Нефрит просто молчал, а без особых, казалось бы, оснований приглашенный на тайное совещание Зойсайт растерянно переводил взгляд с одного на другого.

- Послушай, Джед. Послушайте все, - Кунсайт тяжело вздохнул. - Я уже подумал над этим. Да, мы не в состоянии перенести войска. Но если поставить себе целью не развязывание тотальной войны, а захват столицы, переизбыток армии будет нам только помехой, - ледяной холод снова купал его душу, и старший генерал невольно почувствовал, как завладевает вниманием остальных, заставляет их верить себе. Верить в возможность успеха. Если бы он еще сам в это верил... – В любом случае, нет смысла рассчитывать на нормальную войну, которую мы все знаем. Будут сенчи, Королева Серена и Серебряный кристалл против нас, Берил и Металлии, - холод и усталость. Он ненавидел эти два ощущения. - В столице сейчас праздники, маскарад, карнавал. Охраны там немного.

- Они совсем не боятся, - прищурился Нефрит. - Это нам на руку.

- Нам хватит двух сотен человек, чтобы устроить банальную панику в столице и затем удержать дворец, - «мы бросаем Землю на произвол судьбы, с подготовленной армией, оставленной без командиров... Если мы не выживем...» Но сейчас у него были другие более важные вопросы, чтобы занять голову. И трое неглупых людей, чтобы внушить им свои идеи. - Как и сказал Джедайт, основная угроза - Серебряный кристалл. Но здесь никакая армия нас не спасет. Даже наши собственные силы против него очевидно бесполезны. Мы можем противопоставить ему только силу Металлии, - Кунсайт сам не знал, откуда у него сила выдержать их ждущий взгляд. - Берил клянется обеспечить нам эту поддержку. И еще... она пойдет с нами.

- Она что с ума сошла? - Нефрит даже вскочил. - Что ей там делать? Это же бойня!!! Там не место женщине!

- Она наша королева, - просто сказал Джедайт.

- Без нее наши шансы и вовсе равны нулю, - нахмурился Кунсайт и все же признал: - Я уже спорил с ней об этом. Но дело в том, что для физического присутствия Металлии необходимо тело его царственной жрицы, иначе никак нельзя. Все или ничего.

- Кунсайт, это неправильная война, - покачал головой Джедайт. - Это авантюра.

- Да. Но что еще нам остается делать? Я встречался с Королевой Сереной. Она мудрая женщина и скорее предпочтет капитулировать, чем станет использовать Серебряный кристалл.

- Сенчи планет?

- Дети. Сверстницы принцессы. Они не угроза. Даже не у всех оружие боевое.

Джедайт мрачно покачал головой, показывая, что аргументы Кунсайта его не убедили.

- И вот еще что, - низкий голос Первого лорда был настолько лишен эмоций, что почти резал слух. - С завтрашнего дня Зойсайт повышается в звании. Как один из нас, он также должен быть генералом.

И Кунсайт был благодарен лордам за то, что они промолчали.

* * *

Отобрать наиболее преданных, надежных и отчаянных людей оказалось несложно. Джедайт, Нефрит и он сам справились с этим за полдня, и жесткие ядовитые советы Зойсайта также оказались весьма полезны.

Словом, с армией все прошло как по маслу.

А вот с короткой, почти что условной церемонией назначения Зойсайта сразу не заладилось.

Для начала лично заявилась Берил. И спрашивать ее удался ли фокус с Металлией было просто бессмысленным: темная сила невидимой остальным мантией ниспадала с точеных плеч, струилась злыми волнами в такт каждому шагу монархини.

В ответ на его рапорт о готовности войск Берил благосклонно кивнула, но по всему было видно, она на взводе.

Впрочем, не она одна.

Не она одна...

* * *

- Ну, какая же все-таки стерва, - злобно прошипел Зойсайт, когда они, наконец, остались наедине. Форменный китель с новенькими генеральскими нашивками полетел в угол. – Злая истеричная стерва!

Кунсайт поморщился, усаживаясь на краю кровати и стягивая с себя сапоги. Спорить с взбешенным Зойсайтом – себе дороже.

Да и Берил, пожалуй, не стоило срывать на нем зло. И так понятно, что она его не любит, но зачем же унижать его на глазах у всех, буквально прилюдно тыкая юношу носом в его, мягко сказать, сомнительное происхождение.

И без того у всех настроение было поганое, так надо было еще и ребенку праздник испортить…

- Противная старая мымра, - шаровой молнией носясь по палатке и повсеместно мусоря казенной формой, не унимался Зойсайт. – Дряхлеющая завистливая ведьма!

- Зойсайт, перестань, - негромко одернул его Кунсайт.

- Не хочу! Не перестану! – с вызовом фыркнул самый юный из генералов и, будто ища в Кунсайте союзника, заныл: - Она ведь не права. Правда, Кунсайто-сама?

Отказать этим молящим зеленым глазам было просто невозможно, но, тем не менее, факт оставался фактом: благородной кровью Зойсайт не блистал. Как ни хорошо он смотрелся в своей новенькой форме, как бы аристократично он не выглядел, как бы ни было наплевать на его генеалогическое древо Кунсайту – дворянином он не был. И тут с Берил не поспоришь. Поэтому Кунсайт просто промолчал.

- Вот и Вы тоже! – в понизившемся голосе Зойсайта мелькнула истеричная нота. – Нами правит сексуально неудовлетворенная мегера!

- Зойсайт! – Кунсайт невольно повысил голос. Белые глаза на мгновение полыхнули незамутненной белой безжалостностью, и юноша испуганно шарахнулся, невольно почувствовав колыхнувшуюся в его любовнике могучую ледяную волну. Блики в зеленых глазах задрожали, угрожающе готовясь высвободиться влажными дорожками по щекам.

Кунсайт понурился, поникли широкие плечи.

- Послушай, Зойсайто. Я понимаю, что ты на взводе. Мы все несколько нервничаем из-за предстоящей атаки, но никогда… слышишь, НИКОГДА, ты не должен оскорблять Ее Величество.

- Но, Кунсайто-сама, - в голосе уже только обида, почти без тени истерики.

- Никогда, - с нажимом повторил Кунсайт, поднимая голову. – Ты должен понимать, что подобное почти равносильно измене родине. И если я еще раз услышу такое от тебя или мне сообщат, что ты прилюдно порочишь имя нашей королевы, я обязан буду собственноручно позаботиться о том, чтобы ты об этом крупно пожалел.

- Но, ведь я только… - запротестовал Зойсайт, подходя ближе. – Вы же слышали, как она со мной говорила. – Маленькие кулачки угрожающе сжались. – Она меня терпеть не может. И я ее тоже…

- Молчать, Зойсайт, - одернул его полукровка. Тот испуганно подчинился, и в новорожденной тишине, Кунсайт протянул к нему руку, подцепляя своего любовника пальцем за ремень брюк, и притянул его к себе. – Иди-ка лучше сюда.

- Кунсайто-сама, - очень серьезно начал юноша, но Кунсайт без дальнейших разговоров просто завалил его на кровать. Зойсайт не сопротивлялся, позволяя глубокому требовательному поцелую завладеть его ртом, принуждая маленького генерала, наконец, замолчать. Впрочем, он был, кажется, даже более чем не против. Жаркие руки юноши обвили широкие плечи полукровки, исступленно безудержно лаская, зарываясь в белые волосы.

Без тени нежности мужчина, буквально вытряхнул своего любовника из остатков одежды, подмял нагое бледное тело своей многократно большей массой. Бедра яростно вдавились, вжались в узкие бедра под ним. Горящей плотью о горящую плоть. Желанием к желанию. Не внутрь. Телом по телу. Но жадно, жарко, безжалостно.

Именно так он этого и хотел!

Мучительно прекрасное трение кожи о кожу. Жадные губы, под его поцелуями, сладкий подбородок, беззащитное горло. Режущее ощущение попавших в рот золотых волосков.

И обжигающее чужое дыхание в его собственных волосах. Стройное тело, прогнувшее навстречу его прикосновением.

Жар трущихся бедер. И жар ответного желания.

Именно так!

Страстно, быстро и без разговоров.

После чертова дня работы и нервотрепки уже просто не было никакого настроения на нежность. А ему все же... не хотелось сделать Зойсайту больно.

Еще несколько диких мгновений. Галоп сердец. Симфония сбивающегося дыхания. Пальцы до крови впившиеся ему в спину, а затем... блаженная пустота в голове. В руках обмякший, расслабленный Зойсайт и влажные липкие следы между их телами.

В общем-то, он надеялся, что после такого юноша сразу уснет.

Зря...

По крыше палатки глухо, монотонно барабанил дождь. Не шептал, не ластился. Стучался настойчиво, но деликатно, будто завтра, там снаружи, так и не терпелось прийти в их жизнь.

Рядом - напряженный комочек тепла - сопел Зойсайт. Тоже не спал... и вскоре Кунсайт обнаружил, что вместо того, чтобы думать о предстоящей убийственной атаке, занимается тем, что слушает в темноте дыхание своего любовника. Плечом мужчина отчетливо чувствовал крупные мурашки, то и дело пробегающие по коже воина огня. Медленные приливы и отливы страха плавно накатывали на юношу и также плавно отпускали его тело.

Страх и дочь его – ненависть сплетались возле него запретным противоестественным экстазом ожидания, предвкушения и… одиночества. Мертвенное пламя пожирало само себя рядом с безразличным холодом ледяного генерала, не неся в себе ни капли тепла, лишь ослепленную страхом страсть разрушения.

- Сакура, - позвал в темноту Кунсайт.

- Хаи, - неуверенно шевельнулся рядом комок туго натянутых нервов.

- С тобой тепло, Сакура, - чувствуя необходимость в чем-то заверить своего маленького друга бессмысленно заметил Кунсайт. Смуглые пальцы нашли в темноте маленькую руку, мягко сжали напряженные пальцы. Безмолвно юноша подался к нему, прижался к боку мужчины, пряча голову у него на груди. Жаркие сухие губы по прохладной коже.

Страх та же страсть. Ведь, правда, Зойсайто, та же страсть… Можешь не отвечать, я сам знаю. Я стал слишком близок к тебе, чтобы не чувствовать...

Однако в теле мужчины не поднялось ответного желания (старею, старею), и только большая ладонь ласково огладила натянувшуюся струной безупречную тонкую спину.

- Хм, Сакура. Я подумал, если ты хочешь, - слова обгоняли мысли, поэтому говорить было легко и свободно, а сознанию оставалось лишь запоздало смириться со смыслом сказанного: - можешь взять меня. Я разрешаю.

И мягкий поцелуй в лоб.

Затем - минута молчания. Минута молчания, чтобы оба поняли, что именно он сейчас предложил. Зойсайт, похоже, понял первым. Блеснули в темноте широко распахнувшиеся зеленые глаза, впились изумленным взглядом в лицо белого генерала.

- Иие, Кунсайто-сама, - мягким прикосновением всплеснулась волна волос, тонкие руки отчаянно обвили его шею. – Иие! Так нельзя. Это же просто… Так не положено! Нельзя... Я никогда бы... Я не смогу! Я не хочу! Не хочу так!!! Кунсайто-сама, Кунсайто-сама!

В непроницаемой темноте тепло по всему телу, по ледяной подтаявшей глыбе, и судороги, сотрясающие тонкую спину под его ладонью, и соленая едкая влага у него на плече.

- Тише, тише, - Кунсайт погладил его по затылку. - Не надо плакать. Я бы не предложил, если бы знал, что ты так расстроишься.

Зойсайт ничего не ответил, только еще крепче прижался к своему любовнику, уткнулся мокрым заплаканным лицом ему в шею. Мягкие длинные ресницы щекотным прикосновением по коже. Снаружи стучался дождь.

- Мы все умрем, Кунсайто-сама? - мягко коснулось его ключицы теплое влажное дыхание. Страх свернулся в его вопросе упругим натянутым комком, но в еще подрагивающем от недавних слез голосе глухо звучала упрямая гордость.

Кунсайт вздохнул, пальцы по пуху, по шелку, по нежности, по невыразимой красоте золотых волос. Он не хотел лгать.

- Это будет зависеть от нас самих, Зойсайто... От нас и от Металлии. А сейчас успокойся и спи, - мягкий ласковый поцелуй куда-то наугад в переносицу. - Завтра ты должен быть свежим и сильным. Спи.

- Оясуми насай, Кунсайто-сама

- Оясуми насай, Зойсайто.

* * *

Умирать оказалось совсем не страшно. Обидно.

Столица лежала вокруг в развалинах. Дурная аристократия Лунного двора разлетелась, как блохи. Сенчи погибли в первой же атаке.

Темное давящее облако Металлии простиралось над Серебряным тысячелетием, и буйная неудержимая сила отзывалась в них в ответ на его присутствие. Золотом, огнем, красотою, молодостью она пела в жилах Зойсайта, ликуя, торжествуя, превращая ярость в чистую радость.

А потом кто-то спровоцировал Королеву Серену...

Ответный удар энергии был быстрым. Едва ли не быстрее, чем скорость мысли.

Миг и понимаешь, что фактически уже умер. А затем, куда медленнее, пришла всепоглощающая боль.

Золотая роскошь кудрей метнулась вверх языками живого пламени, вскипела, лопаясь пузырями, кожа по всему телу. Рядом кричали остальные.

Они тоже гибли. Ни знания Джедайта, ни звезды Нефрита, ни ледяная мощь Кунсайто-сама не могли соперничать с Серебряным кристаллом. Кунсайто-сама...

Кунсайто-сама!

Он не почувствовал, как на его уже ослепшие глаза навернулись слезы.

Кунсайто-сама, я... я ведь даже не против. Может быть это звучит неправильно, эгоистично и даже гадко, но я, правда, не против умереть рядом с Вами. Я не знаю, чем я заслужил это счастье - хоть недолго быть частью Вашей жизни. Не знаю даже, и заслужил ли, но...

Я любил Вас. Люблю. И буду любить.

Даже в смерти.

Аишитеру. Зутто.

И умирать, думая так, совершенно не страшно.


ЭПИЛОГ


Теплый вечерний ветерок раскачивал развешенные вдоль аллеи цветные фонарики, и живые огоньки плясали в эфемерном плену бумажных стенок. Ласковым рокотом поднимался где-то за деревьями мерный гул большого барабана.

В эти поздние часы было так легко затеряться в буйстве праздника, среди нарядных кимоно и маскарадных костюмов… Даже если у тебя ледянисто-белые волосы и ледяные глаза. Даже если у тебя за плечами вызовом струится белая ткань плаща. Даже если под руку с тобой идет самое прекрасное существо, которое есть на этом свете. Даже если золото его кудрей легко соперничает с живым огнем. И затмевает его.

Даже если ты один из Shitenou. Темный лорд и генерал. И вообще давно уже не считаешь себя человеком.

Кому какое дело, когда вокруг царит веселье и буйствует праздник?

Им не пришлось даже маскироваться…

Никогда не подумал бы, что случится вот так вернуться на острова...

Оправдать их маленькую вылазку на землю необходимостью тайной инспекции успехов Лорда Джедайта оказалось проще простого, хотя в сущности любому понятно, что ни в какой инспекции его работа никогда не нуждалась.

Но, наверно, они просто засиделись на месте.

После целой вечности ушедшей на то, чтобы обустроиться в ставшем им убежищем субпространственном измерении, генералы Берил, наконец-то, снова могли увидеть Землю. Но за это время они успели устроиться и прижиться на новой родине.

Они покорили своей воле местный демонический народ, совершенствуя и приспосабливая его для своих целей и нужд. Они невероятно развили свои боевые навыки. Они готовы были снова воскресить Металлию и вернуться на Землю. И чтобы мертвое око Луны на небесах вечно напоминало об их ужасной победе!

Жаль только, за время борьбы практически все они перестали чувствовать себя людьми.

Самого Кунсайта не слишком тянуло на Землю. В Темном королевстве он имел все, к чему он когда-либо стремился. Силу, не требующую подтверждения. Власть, на которую мало кто решился бы претендовать. Неоспоримый авторитет. И нежного, трепетного, страстного любовника, не надоевшего ему и за целую вечность.

У них с Зойсайтом был свой замок, и дикий буйный сад, и сколько угодно свободного времени, чтобы проводить его вместе.

И лишь одно «но» мешало Кунсайту назвать свою жизнь абсолютно счастливой.

Зойсайт рос.

Рос, как личность. Как маг. Как темный генерал.

И своим холодным рациональным разумом старший мужчина понимал, что однажды огненному Сакуре станет тесно в его объятиях. И Зойсайта придется отпустить.

Потому что нельзя удержать огонь, не спалив себе руки или не затушив его.

Кунсайт не хотел ни того, ни другого. Он хотел только, чтобы данный процесс прошел по возможности менее болезненно для обоих. Ведь, на самом деле, это достаточно просто. Главное, не пускать своего любовника к себе в душу. А это еще легче. Кунсайт в любом случае не собирался, да и не догадывался даже, как подобное можно сделать.

Что ж, пусть Зойсайт плетет свои интриги в их маленьком сообществе. Пусть учиться нападать и защищаться. Пусть ищет, где и как приложить свои невостребованные пока магические и боевые навыки.

Кунсайт был намерен по возможности помогать ему, наставлять его, до тех самых пор пока дороги двух генералов не разойдутся.

Он чувствовал, что поступает в отношении вечного юноши справедливо, поскольку был благодарен ему хотя бы за ту искренность и открытость, которую Зойсайт неизменно демонстрировал ему в постели.

Возможно, это гадко звучит. Возможно, это гадко на деле.

В последнее время Кунсайта меньше всего интересовало мнение окружающих.

А пока…

Пока что рука Зойсайта доверчиво покоилась на его руке, золотые змейки волос вили кольца у самого плеча Верховного генерала. И от этого ему было тепло.

- Кунсайто-сама! Смотрите, смотрите! – столько детского все еще звучало в радостном голосе его Сакуры, столько детского для жестокого воина и беспощадного убийцы. – Смотрите, там делают фотографии! Давайте снимемся вместе. Кудасай, кудасай!

Фотографии? Маленькие картиночки застывшей реальности на бумаге. Что за глупость…

- Кудасаи…

Огромные бездонно-зеленые глаза, одновременно просящие и веселые. Золотые искорки и влажные блики. Пальцы чуть сжимаются у локтя мужчины.

- Зойсайто, ты совсем как ребенок. Ладно, идем.

Иллюзорные йены вполне удовлетворили непросвещенного в магии фотографа, Зойсайт прижался всем телом, щекой припал прямо к форме, собственнически положив руку на грудь Верховному генералу. Трудно было устоять и не обнять его покровительственным жестом в ответ…

- Аригато! – нежной щекой о белую ткань перчатки. В собственной руке Зойсайта - фотокарточка: двое обнимающихся военных на нелепом розовом фоне.

У фотографа, похоже, вовсе нет вкуса. Зойсайт, зачем тебе эта дурацкая картинка? Все и так знают, что мы спим вместе, к чему лишнее подтверждение?

- Каваи! Я уже придумал, какую сделаю рамку… Кунсайто-сама, а у меня не слишком злобное выражение лица? Так и знал, что не получусь. Не то, что Вы, Вы такой красивый.

- Перестань, Сакура. Ты получился просто отлично, - вовсе не мечтая о том, чтобы позировать фотографу до тех пор, пока Зойсайт не удовлетворится результатом, авторитетно заверил старший мужчина. Для убедительности он забрал снимок у юноши и серьезно присмотрелся к нему.

Что ж, может быть, он зря принизил талант фотографа.

Они оба вышли именно такие, какие есть. Ледяная глыба и гибкий чувственный пламень.

На мгновение странно защемило где-то внутри, почти до боли. Длинные пальцы, сжимавшие фотографию, будто свело судорогой. Будущее дохнуло на старшего мужчину мертвым безликим холодом, пустотой, смертью.

- Чудесная фотография, Сакура. Мне очень нравится, - и сквозь странный комок поперек горла: – Хонто.

- О, Кунсайто-сама, - юноша зарылся лицом ему в руку, теплый, открытый, и наваждение схлынуло так же внезапно, как и появилось.

- Пойдем домой, Сакура.

- Хаи, Кунсайто-сама!

И уже через миг двое мужчин растворились в тенях и вечере, исчезая. В правой руке старший из них небрежно сжимал простую дешевую фотографию - единственное, что вскорости останется ему от огненной Сакуры.

Любовника, который не просто делил с ним ложе, но любил его, Любовник, которому Кунсайт так никогда и не признался, что его чувства взаимны. Да и как он мог? Он не смог признаться в этом даже себе…
Категория: Фанфики | Добавил: ALEX09 (10.12.2012)
Просмотров: 475 | Теги: Sailor Moon, фанфики | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: